О кошках

Я не люблю кошек. Это трудно понять доброму, умиляющемуся котикам, человеку. Я их не люблю не так, чтобы совсем на них смотреть противно. Даже наоборот — смотреть на котиков мне нравится, наблюдать за ними и их ленивой пластикой, пугать, глядя на их смешные рожи. Но жить с ними — нет.

В моем доме они начинают меня бесить, потому что более бесполезных существ найти трудно, особенно, если их нельзя помять именно в тот момент, когда мне хочется. У родителей кошки были всегда. Но почему-то они попадались неласковые и дикие, как колючки. Возможно, они чувствовали во мне плохого кошконелюбивого человека еще до того, как я стала сама это осознавать.

Одна умная женщина сказала однажды, что кошки и одинокие женщины не монтируются. Им нельзя жить вместе, иначе рано или поздно это приводит к сумасшествию. Кошки высасывают разум у одиноких женщин. И чем дальше, тем больше я нахожу этому тезису подтверждения. Полоумная бабка с кошкой — это аксиома, не требующая доказательства.

То ли дело маленькие белые собачки! Лучшие друзья позитивных бабушек. Такая пара не смотрится упаднически и фаталистично. Хотя Бриджит Джонс считала, что одинокие женщины не заводят собак из-за боязни умереть одной в квартире и быть объеденной овчаркой.

К вопросу о полезности собак могу добавить, что Хантер живет для моей радости. Ему не скрыться от моей крепкой любви в виде мощных ласк. Был бы он котом, то он бы сопротивлялся, шипел и царапался, а Хантеру приходится принимать мою любовь с христианским смирением. Или страхом перед моей божественной в его глазах природой. Да и вообще я умиляюсь каждому его телодвижению и выражению морды, могу любоваться им бесконечно. А кошки не признают человека божеством, они вроде бы как сами божества.

Все эти лирические прелюдии были сказаны для оправдания моей нелюбви к кошке, вселившейся на первый этаж нашего дома к бабуле. То, чего я боялась, все-таки произошло. И обратно пути по ее выселению, скорее всего, не будет. Ну только если вперед лапами и естественным путем.

Кошку нарекла ее крестная мать, моя тетка Лида почему-то Симой. Как говорит Андрей, Хи(е) роСима. Женщина трудной судьбы. Это я про кошку.

Легенда ее жизни, дошедшая до современников, начинается с того, что жила она в квартире соседнего дома с бабкой и ее сыном-алкоголиком. Бабка умерла, алкаш выгнал кошку на улицу. Она обреталась в подвале того же дома, где справно рожала котят. Котята вылезали из подвала уже в таком подрощенном состоянии, что даже самые пьяные палачи-любители топить не берутся. Поэтому многодетную мать с детьми кормили все милосердные соседки, включая тетьЛиду. Ну разве что только комиссар ООН по делам беженцев не приезжал. А так — все. Правда, когда котята совсем подросли и стали вызывать умиление и жалость у общественности гораздо меньше, то потоки помощи голодающим уменьшились соответственно, а затем и вовсе иссякли. И только тетьЛида решила не бросать женщину трудной судьбы, привадила ее на наш участок, где и кормила ее строго по часам. Котята выросли в наглых кошаков с криминальными наклонностями, бросивших мать, промышляющих в округе, и в придачу отжимающих корм, адресованный ей. У Андрея, например, к хвостатым бандитам свои счеты. Эти заразы каждую ночь ходят по машине немытыми земляными ногами и два раза свалили педантично сложенные дрова в дровянике.

В середине лета удача прилетела к Симе. Вероятно, именно в тот момент, когда тетьЛиду шарахнула мысль стерилизовать эту бездомную кошку и вселить ее к бабуле в дом. По ее словам, к себе она ее взять не могла ввиду уже имеющейся кошки-инвалида. Слишком напоминала ситуация «Хорошенькое дело: ухватили животную, исполосовали ножиком голову, а теперь гнушаются. А я, может, своего разрешения на операцию не давал! А равно и мои родные.» (С.), чтобы не провести аналогию. Сима вполне могла быть несогласна с принудительной ее кастрацией и лишением ее женского начала представителем секты скопцов благодетельницей тетьЛидой.

Бабуля сопротивлялась до последнего, и в итоге сдалась. Ей тяжело ходить и выпускать Симу на улицу. Нас кошка боится, поэтому операция по ее впусканию и выпусканию парализует любые наши передвижения и возгласы. А то не дай бог кошка испугается. Но кошка и так не особо хочет выходить на улицу, видимо, боясь потерять занятые позиции. Тем не менее, в нано-лоток эта падла испражняться не хочет. Предпочитает делать это за кроватью и под диваном. Так приятнее в спокойствии и безветрии. Мечтаю выдрать ее и потыкать носом в ее же какахи. Как будто Сима воплощает собой опальную Викторию Боню, а я — учинившую на нее гонения светской Москвы Ксению Собчак.

Говорят, эффективность тыканий доказана, и она не меньше урона, который наносит кошка, мстя за обиду.

P.S. Андрей прочитал и сказал, что все вышесказанное аморально, потому что в этом сумбурном словесном потоке нет никакой морали.

О кошках: 2 комментария

    • Моя мама всегда представляла свою старость «Вот идем мы с маленькой белой собачкой…». Теперь думаю — хорошо не с кошкой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Это не спам.
сделано dimoning.ru