Жара в Петербурге

После тяжелого трудового дня, выйдя из раскаленного кабинета с расплавленной черепной коробкой, я поплелась к метро. На полдороги почувствовала некий дискомфорт. Еще немного прошла. Вспомнила, что приехала на работу на машине. С одной стороны, обрадовалась этому обстоятельству. С другой – огорчилась, что придется возвращаться.

Читать далее

Мишура

mishuraЕще перед НГ зашла в Магнит. Кассирша, не обращая внимания на покупателей, зудела, как много им, кассиршам, приходится работать за смешные деньги. То есть монолог Чацкого в пространство. И всем, наверное, как и мне, было стыдно снова и снова нагружать работой и своими бренными покупками эту работящую женщину. А мужичок в рабочем комбинезоне вешал мишуру над кассой, типа украшал помещение магазина. И тут она говорит: «Серега, ты так не напрягайся. Все равно у нас больничные и производственные травмы не оплачивают». От этих слов Серега так покачнулся на стремянке, что очередь просто сказала дружное «Аххх!!!». И я с ними.

Ни о чем

700534Когда я была маленькой, то меня тошнило в автобусах, и даже иногда рвало в заранее удачно подготовленный мамой пакетик. Тогда мне казалась эта моя особенность, и как теперь понятно нарушение вестибулярного аппарата, уникальным талантом, я чувствовала себя избранной среди остальных обычных и ничем не примечательных людей. Поэтому, когда мама на улице встречала кого-то из знакомых и вступала с ними в бессмысленные беседы о вещах суетных и приземленных, я тянула ее за подол и жарким шепотом напоминала, чтобы она не забыла поведать тете N о моих сверхспособностях тошнить в автобусе.
Мама улыбалась, немного нервничала, обещала не забыть и, конечно, забывала. Читать далее